Велопоход "Крым. Весна - 2000"

  Великолепный весенний велопоход по Крыму. Всё было просто супер: коллектив, маршрут, погода, природа... ВСЁ! Проехали более 300 километров по маршруту: Симферополь - Перевальное - Кызыл-Коба (ночёвка) - Перевальное - Ангарский - Пахкал-Кая (ночёвка) - Демерджинское седло - Джурла - Генеральское - Джур-Джур - Солнечногорское (ночёвка) - Алушта - Изобильное (ночёвка) - Чучельский - Никитский - Ялта (ночёвка) - Алупка - Оползневое - Форос (ночёвка) - Ласпи (ночёвка) - Гончарное - Севастополь.



  Умирает ночь. Холодный ветер в лицо. Мокрый асфальт. Шелест листвы. Песня воздуха в спицах колёс. Интересно, откуда лужи? Блеклые звёзды возвещают ясный день. Обхожу поливальную машину - она движется навстречу. Светает, уже и скорость на спидометре можно рассмотреть - 26. Путешествие неумолимо подходит к концу. Имеющее начало всегда имеет конец. А может, ничего и не было? Может, то был просто сон, всего лишь ещё один сон, где горы, море и дороги перепутались в странную мешанину фантазий и грёз!

...So the old Rocker gets out his bike
to make a ton before he takes his leave...
Нет, он был слишком молод умирать...

  Грустная песня... ничто другое не приходит. Как же всё обычно! Да, не было никакого путешествия, всё вымысел уставшего рассудка. Просто встал я рано, и катаюсь по ночным окрестностям города!
  Что ж было сначала? Да, наверное, переписка. Роясь в "Аутлууке", ещё и сейчас можно обнаружить, как я напрашивался к Новикову, отправил несколько писем с предложением присоединиться ко мне, в том числе и загадочному 2ТиФ. Кроме Новикова, никто мне ничего не предложил, и если б не его инициатива, колесил бы я в сторону Бахчисарая в одиночку. А может, и вовсе бы остался в городе. Может, к Роме в Павлоград съездил...


  Отъезд. Город Днепропетровск. Интересно, пожалуй, только автору.

  День 28 апреля. Возня с дискетами, форматирование, копирование работ. Почта не работает - трекляти системщики сервер с этажа на этаж тягают. К двум дня покатил в "Минолту" печататься, забрал там кипу бумаг, мне скидку сделали, да ещё и распечатали в кредит. Есть время - заезжаю к Жене Кононенко. Младшенький прислал вчера сообщение с названием "Кажись, я ту-тууу!" - это он тоже в Крым собрался. Пристегнул велик к решётке на площадке, снял компьютер.
  - Здравствуй, Женя!
  Посреди комнаты лежат горой шмотки, гора тушёнок, рюкзак стоит в углу.
  - Я ж тебе говорил, чтоб ты железо с собой не тащил!
  - Да вот, у нас уже всё оговорено. Сергей ещё картошку тащит.
  - Ну вы атланты. - Я хотел сказать "атлеты". - Куда идёте?
  - Не знаю. Нас Дмитриев ведёт. Куда-то в пещерные города, потом по Ай-Петри и по Большому Каньону. А ты?
  - Тоже не знаю. Напросился по Инету в компанию к киевлянам. Уже два дня жду подтверждение, так у меня, как назло, Сеть сдохла. Если с ними не встречусь, покачу в Бахчисарай, там обещает быть огромная тусовка. Вот палатку с собой беру. А у вас есть?
  Выяснилось, что нет у них ни палатки, ни спальников, и только два коврика на четверых; полагаются они на хорошую погоду, походный опыт Дмитриева и на своё хорошее здоровье. Я посоветовал взять большой кусок полиэтилена для тента, несколько вариантов устройства которого тут же и нарисовал. Женя согласился, лишь проконсультировавшись с дядей, и мы пошлёпали на Озёрку за покупками.
  На лестничной площадке меня ждал первый сюрприз этого дня: некий урод перерезал кабель от спидометра. Я был в ярости: какой сволочи и нафиг это понадобилось! Женя предположил, что это дело рук малолетних гоблинов с четвёртого этажа. Вот мне попадётся один из этих недоумков! Уши оторву.
  Женя повёл дворами. Путь оказался столь коротким, объезжая, я наверное, потратил бы столько же времени, за сколько мы сейчас дошли. Толкать велик сквозь шумную толпу - морока дикая. Женя предостерёг от бандитствующих вымогателей, коими богата земля крымская, да и не только. Скупившись, я - мивиной и казинаками, Женя - полиэтиленом и батарейкой в часы. Расстаёмся.
  - Я сейчас на вокзал. Ты билеты взял?
  - Не. Мы с Щупковым будем брать билеты в общий перед отправлением.
  - А если билетов не будет?
  - Покатим в Синельниково.
  - Давай вместе!
  На вокзале столпотворение. В кассах огромные очереди, на Крым билеты не дают. Я занял очередь, смотался на Автовокзал. Здесь узнал, что в Крым идёт маршрутка по пятницам и понедельникам и стоит она 48 гривен. Вернулся на вокзал. В кассах - никаких перемен!
  Приехал на работу. Сроки конкурса переносятся на июнь, и спешить сдавать работу мне не надо. Тем не менее я ещё проторчал до полшестого и поехал домой, только убедившись в окончательной кончине Сети. Мелькнула мысль, что можно было б оставить велик на работе и ехать маршруткой, так я б сэкономил около часу времени, но...
  За километр перед домом напоролся на стекло. Впервые у меня прокол стеклом, зато какой! И в день отъезда! Только с утра я заклеивал дырочку, из-за чего опоздал на работу на полтора часа! Вместе с припаиванием проводов ремонт занял минут сорок, ещё столько же ушло на сборы. На сей раз ничто не было забыто, и это впервые за всю туристскую практику! А за окном - первая летняя гроза... Мама вышла меня проводить. Последние капли ливня стекают с широких листьев клёна. Ребятня в подъезде:
  - Смотри, какой крутой байкер покатил!
  - Да, вон какой у него рюкзак!
  Я опаздывал. Первые два поезда на Симферополь уже ушли, я на них и не рассчитывал. Рассчитывал я на встречу с Женей, и решил ехать наперерез электричке на Синельниково, на ближайшую станцию. Примчался вовремя, в 20:16, дождался электрички и... не сел в неё. Проехал вдоль вагонов, ребят в полупустых вагонах не увидел. Смеркается. Настроение всё хуже, сумерками надвигается апатия. Лезут мысли: а ну его, этот Крым, к бесу! И отмазка, не смог, мол, уехать, и дома как обрадуются! Ну ладно, только приеду на вокзал, посмотрю, что там с билетами, и домой! Только поеду на вокзал электричкой. Вот и собака, стучит колёсами. Затягиваю ровер в пустой вагон, сажусь напротив дядьки со складным велосипедом. Тот сразу заинтересовался моей техникой, мы побеседовали о велосумках, плеерах и велосипедах вообще. На следующей станции дядька сошёл. Перед мостом через Днепр поезд остановился. Сижу десять минут, пятнадцать и тут в вагон заходит мужик в форме железнодорожника.
  - Не слышали? Объявлял три раза: последняя остановка!
  Так мне пришлось ещё раз переезжать Днепр своим ходом. Дорога через Старый мост разбита! Ни одного фонаря! Я ехал со скоростью пешехода, и слабенький лучик фонарика кое-где помогал уворачиваться от колдобин. Иногда нагоняли маршрутки, в свете их фар удавалось быстрее ехать. Иногда проверяю, хорошо ли зацепил моргалку на петельке рюкзака, как сидит велорюкзак - всё в порядке.
  И вот в половине десятого я снова на вокзале. В кассах народу меньше, только билетов всё равно нет. Замечаю знакомый фейс - Андрей Шестаков, рядом с ним - Гриша Крамаров. Вот так встреча!
  - Ребята, вы вроде давно уже собирались ехать!
  - Собирались. И позавчера в кафе рядом с вокзалом пиво пили! И какого лешего мы не взяли тогда билеты!
  - Так я тоже, неделю назад подходил. Кассирша мне сказала приходить попозже. Я и позавчера был - и то же самое.
  Мы выстояли очередь и выяснили: на прямые поезда билетов нет и не будет. На проходящие будет известно только за три станции. Я поделился опытом:
  - Такая же бодяга была и год назад. Только у нас тогда билеты были куплены загодя, но в Запорожье поезд подвергся настоящему штурму, народ на третьих полках ехал в обнимку с рюкзаками!

  Андрей купил "Кока-Колу". Гриша вспомнил, что здесь, на вокзале, ждёт своего паровоза компания Образцова.
  Стали мы думу гадать. Я сразу предложил катить в Синельниково. В кассе выяснили: в одном из поездов, идущих через Синельниково, имеется Одно место. Ещё вариант: выйти на перрон и просится к проводникам или даже в локомотив. Только с локомотивом может быть незадача: у них может быть в пути пересменка, с новыми машинистами придётся договариваться.
  Подкатывает ко мне паренёк на "Туристе". У велосипеда наворочанный руль, со специальными дугами, чтоб лежать на нём удобно было.
  - Привет! Мы тут компанию собираем, поедешь с нами на Тарханкут?
  - А когда? И как? И на чём?
  - Мы 6-го мая отправляемся, едем по западному побережью, до Евпатории. Большинство - на "Туристах"
  - Окей! Если я сегодня не уеду, пойду с вами. Это не твой ли велик я у Жулея видел?
  - Наверное. Я там недалеко живу. Записывай мой телефон! Я - Кирилл Сидак!
  Мы обменялись телефонами, он даже дал е-мейл, похожий на тот, что присваивается мобилке, только вместо номера - имя.
Андрей с Гришей куда-то слиняли, я остался караулить кассу. Ничего утешительного мне там не сообщили, а кассовый зал постепенно пустел. Зато я познакомился с девушкой весьма приятной наружности, мы обменялись телефонами, я дал свой мэйл. С ней был некий паренёк, он провожал её в Кировоград - туда тоже не достать билетов. Телефон её я благополучно посеял.
  В половине двенадцатого подошли Андрей с Гришей, Гриша с девушкой. Мы долго соображали, что делать, и в половине первого решились штурмовать последний проходящий поезд.
  Выбрались на платформу. Вот он, последний волк стальной магистрали! Я подкатил к локомотиву. Машинист - приятный дядька - сразу заявил, что у него - пересменка.
  - Сейчас другой электровоз подкатит, попробуй там договориться.
  Времени зря не теряя, отправился на поиски другого варианта. В почтовом вагоне объявили, что места нет, зато в первом вагоне Андрею удалось достать проводницу.
  - С тебя - двадцать гривен, с тебя - тридцать - за велосипед!
  - Он у меня разбирается! - попытался торговаться. Про чехол к велику я не заикнулся - нету его у меня!
Проводница оказалась приятной тёткой. Она помогла мне затянуть велик в вагон и проявила деятельное участие в водружении его на верхнюю полку в своём (!) купе, точнее, в техническом закуточке. Там полно тумблеров всяких, переключателей разных, лампочек. А ещё там было множество мешков и в сидячем положении дрыхла некая девушка. Гриша устроился где-то в другом вагоне. Мы с Андреем водрузились на третьи полки где-то посредине вагона, подмостили под себя матрацы и подушки, проводница предложила одеяла. Матрацы и подушки - новые, я таких никогда не видел, тёмно-синие и ЧИСТЫЕ! Достал спальник, но - душно - не пригодился. Выспался кое-как, с утра разбудила беготня детей по вагону, и косые утренние лучи бесцеремонно били осколками света сонные глаза. Так начался


  День Первый. 29 апреля. Симферополь - Кизил-Коба.
 

00000001.jpg   Выясняю, что поезд - Киевский. Долго тянутся последние километры, пытаюсь заснуть, но вот уже десять часов, и Симферопольский вокзал ждёт меня! Медленно выгружаются пассажиры из переполненного вагона. Появился Гриша - ему удалось затариться в предпоследний вагон.
  - Байкеров не видел?
  - Нет.
  Вытягиваю с помощью Андрея ровер, попутно объясняю, как в Феодосию ехать. Ночью, заталкивая велик, я как-то неудачно извернул переднее крыло, и оно теперь всё искорёжено и с трещиной. Ребята помогли мне выгрузиться из вагона, отпустив несколько замечаний по поводу количества моего барахла. На себя посмотри - в твою сумку можно поместить весь мой багаж вместе с ровером! На перроне мы расстались.
  Приступаю к монтажу, вворачиваю эксцентрики на колёсах - из соседнего вагона вытягивают байки! Машу рукой, привет, мол, коллеги! - а сам пришнуровываю подсумки к багажнику.
  От бригады "коллег" отделяется полуголая личность, на голове - белая хустынка, завязана совершенно по-бандитски. Белобрысая физиономия, торс накачанный - штангу в полторы сотни, небось, жмёт, не зажмурится!
  - Привет!
  - Велосити? - спрашиваю, протягивая руку.
  - Очень приятно, Петя!
  - ...Арсений!
  Повозившись с подсумками минут десять, подкатываю ближе к компании. Петя, наверное, здесь главный, знакомит: Оксана, весьма симпатичная девушка, и тоже в платочке, только не так коварно выглядит, хотя тоже белый; и Сергей - парень лет двадцати двух, с забинтованным коленом. Осматриваю велики: у Петра красивый жёлтый двухподвес, Оксана - на "Команче-Томагавке", и Серёга на стареньком "Старт-шоссе" на трубках. К тому времени ребята уже собрались, и мы не спеша стали убираться с перрона. Заодно присматриваюсь, как едут. Петя старается перескочить через все бордюры, у него обода - синие "капельки"; Оксана с Сергеем слезают и аккуратно переносят коней; может, не стоит их на Демерджи вести?!
  Прикатили в скверик возле вокзала. Проехал мимо обрюкзаченных толп на троллейбусной остановке, никого из знакомых не обнаружил, и предложил сразу покатить к Салгирке. Вместо этого решили подсобрать, подкрутить байки здесь же, не удаляясь от точки рандеву. Пристроились на скамеечке, Оксана на травку прилегла. Петя снял с ровера сумку, попрыгал на велике. Эх, тяжеловат у него байк! Я немного прокатился на сим жёлтом двухподвесе, понравилось! Мягко идёт, кочки не чувствуешь, буду богатым, себе такое же заведу, сразу после шоссейника.
  Тем временем Сергей разведал туалет на вокзале. Оксана на это заметила, что в Макдональдсе на привокзальной площади имеется замечательный, притом совершенно бесплатный атрибут культуры. Ага, думаю, Оксана - продукт цивилизации. Мы с Петей сим сообщением заинтересовались, отправились на разведку.
  - Что вас интересует? - симпатичная девушка-официант, видать, знает, что могут здесь искать два подозрительного вида туриста. Да, что тут ответить? "Туалет?" Быстро проходим в вожделенную комнату. Плитка паршиво уложена, но очень симпатично: полотенца бумажные, зеркала.
  Выходим, не спеша осматриваемся. В кормушке красиво! Петя уже вышел, снаружи меня ждёт, а я всё рассматриваю интерьер - красиво придуман, блин! Исполнен неахти, но терпимо, а дизайн весьма приличный. Купил в киоске кулич - Пасха ведь!
  Вот мы снова нежимся на травке под ласковым солнцем. Но в тени прохладно. Да, а Оксана - симпатичная девушка:
  - Арсений, а тебе не жалко такой свитер в поход брать?
  Эх, рассказать тебе, как жалко! Сколько я контейнеров перерыл, чтоб его выцепить! И протёр рукав за какой-то месяц, сидя за компьютером. (Вот и сейчас бью по клавишам, а локоть на подоконнике лежит.) Конечно, Оксане я об этом не сказал, она как раз добыла мобилу и названивала предкам.
  До прибытия очередной партии туристов ещё три часа.
  - Народ, а не податься ли нам на Салгирку, пожуём чёй-то!
  Покатили куда-то, ведёт Петя. Да, плохо я город знаю. Подъехали к мэрии - обАлденное здание, типичное произведение местной архитектурной школы, со внутренним двором, куда я, конечно, сразу и заехал. Отделанный известняковой плиткой, с мощными этажами над ступенями во двор - памятник стилю пилонизма, он вызвал у меня бурю эмоций, так и не понятых моими спутниками.
  Петя успешно привёл нас в красивое укромное местечко парка, с романтическим видом на телевышку на высоком холме. Вдоль парка расположились уютные двух- трёхэтажные домики, глазеющие окошками на быструю и мелкую воду Салгира; какие-то производственные корпуса сарайного типа несколько портят это замечательное место. Непонятно, почему их разместили здесь? Руки бы пообрывал таким градостроителям.
  Лежим на травке, Петя возится с примусом, достаём бутерброды, точим хавчик из дому.
  - "Столовая". - Сергей читает надпись на воротах. Вот так место! Сзади прячется в кустах забор, высокие тополя накрыли густой тенью траву на полянке. Мы лежим на траве, и метров десять кустов отделяют нас от ближайшей тропы. До Салгира - метров пятьдесят, вдоль него тянутся симпатичные тротуары. Вдоль другого берега, ограничивая узкое пространство парка, тянется дорога; на горе над ней стоит упомянутый телевизионный ретранслятор.
  Быстро пролетает время, пора катить за очередной партией компаньонов.
  Снова располагаемся в привокзальном сквере. Вороны над головой подвергают бомбардировке. Петя выехал навстречу. Знакомимся: Сергей, Оля и Бой, или 2 Томагавка и Фокстерьер. Последний едет в рюкзачке у Сергея, только морда торчит. Томагавки - "Команчи", и что-то они очень хорошо выглядят для трёхлетнего возраста. У Сергея на руле "CatEye", такой, как у меня; и ещё у него тукликсы, и тоже мои. Теперь, вместе с моим, в группе 4 "Томагавка"; и два Сергея. Для удобства Сергея Шульгу буду далее именовать Сергеем Томагавком, в отличие от Сергея Туриста.
  Едем по трассе. Группа постепенно растягивается на полкилометра, сказывается разная физическая подготовка и загруженность. Петя - впереди, за ним Томагавки с Фокстерьером, замыкают группу Сергей Турист и я. Надоело плестись в хвосте, переставил Сергея в авангард. Теперь он рванул вперёд и педалирует в сотне метров от основной группы.
  Прикололся, как Томагавки своего Фокстерьера. Для начала Сергей Томагавк, вытащив пёсика из рюкзачка, посадил его на руль. Пёсик сложил задние лапки на раме, передние послушно положил на прямой руль, мордочку примостил на выноску. В этом состоянии он проехал метров двести, Сергей при этом прилично разогнался, после чего фоксик попытался кувыркнуться на скорости 30 км в час. Сергей тут же подхватил его, причём не как нибудь, не за упряжку, а за купированный хвостишко, и не сбавляя скорости, провёз его в таком состоянии метров шестьдесят. Затем пёсик был водружен на прежнее место, только передние лапки его теперь были немилосердно прижаты к рулю большими пальцами Сергея. В таком порядке они проехали довольно много, несмотря на неоднократные попытки пёсика покинуть транспортное средство на ходу. Одна из этих попыток почти удалась, и пёсик снова ехал мордой вниз и хвостиком вверх, после чего из рюкзачка было добыто маленькое седло и прикручено на раму. Теперь Бой ехал с комфортом, хотя Сергей продолжал придерживать его лапы на руле.
  Выехали из города. Впереди в дымке - горы.
  - Вот он, Чатырдаг, горы ждут нас!
  Вот и первый подъём. Хруст грипшифтов - целых четыре пары! Никогда прежде не ездил столь многочисленной толпой!
  Бесконечные посёлки вдоль трассы. Возле Перевального нас догнал паренёк на "Туристе". Разговорились. Сначала я не особо обратил внимание на его велик, только поболтав с его хозяином, понял, какую радость тот доставляет наезднику. Паренёк - татарин, очевидно, - правильные черты лица, смуглое лицо под волной прямых тёмно-русых волос, лет восемнадцать; состоит в Симферопольском велоклубе, постоянно цитирует, как гуру, своего тренера. Велик у него наворочанный, но дёшево. Переваренная рама, очевидно, неоднократно битая; прямой руль, только кустарного изготовления, и такая же выноска; щелчковые переключатели - из дешёвых, перекидки Тайваньские Сис. Парнишка, видать, весьма любит технику, рассуждает о преимуществах разных систем. Есть у него и мото, но предпочитает по горам кататься великом. Эх, вахлак я, даже не спросил, как его зовут! На прощанье, перед поворотом куда-то на запад в начале Перевального, он рассказал мне несколько маршрутов через Демерджи, хотя и не обнадёжил возможностью подняться от Кизил-Коба на Долгоруковку.
  На окраине Перевального остановились. Петя попытался дозвониться с Оксаниной мобилы загадочному Новикову, а я отправился за молоком, на что мы сбросились в общак по пятёрке. Кроме того, я лично себе прикупил за 80 копеек литр, и бутылочка со сладковато-белой влагой приятно поместилась во флягодержатель.
  Ничем не примечательный поворот к пещерам. Дорога с посредственным асфальтом, доезжаем до знака, под которым кто-то с кем-то (Петя с Новиковым) договорился встретиться. В сотнях трёх метров к югу халабудины стоят, там нечто вроде кафе и явно чем-то торгуют, куча народу, чего-то оживлённо базарят и жестикулируют. На северо-запад - заброшенные постройки, коровник, вроде. К северу - небольшая дамба, за ней, наверное, озерцо. Дорога поднимается на голые скалы, километрах в трёх от нас огородившие долину от восточных ветров. Под скалами - лес, он вдоль ущелья укрывает склоны. Петя стребовал Оксанину мобилу, пытался дозвониться Новикову. Тот должен быть уже где-то на подъезде к Симферополю, но дозвониться не удалось. Я тем временем отпедалировал вверх по дороге, посмотреть места для стоянки и дорогу, чтоб завтра подняться на Долгоруковку. Эх, тяжело ехать по грунтовке, на перегруженном байке и с рюкзаком, да ещё и по крутому склону! Так я и не доехал до гребней над долиной: внизу наметилось какое-то движение.
  Движением руководил Петя. Он и скомандовал разбивать лагерь, место было выбрано на берегу ручья, где обнаружились несколько приятных ровных площадок с кострищами. На одном из кострищ, правда, лежал белый ворох перьев какой-то домашней птицы. Да, и ещё дров не наблюдалось, зато выше по течению ручья наблюдались соседи.
  Надвигался вечер. Петя снова достал примус, стал над ним колдовать. На его же долю выпало ставить палатку и варить овсянку, что было сделано на удивление быстро. Ещё Пети хватило на помощь мне в прицепливании байков к дереву. Как только были поставлены Петины хоромы, я приладил к стойке и свою палатку - в целях ограничения веса я не взял свои стойки. Так я впервые поставил свою новую палатку, и её синий тент засиял светлым пятном из-под зелёных сумерек листвы ольхи. Палатка стояла криво, шнур, на который я её повесил, был недостаточно натянут, и её верхние углы стремились встетиться посередине палатки.
  Залез внутрь, расстелил коврик и спальник, и тут понял, как же мне хреново. Накатила дикая головная боль, граничащая с тошнотой, и даже приглашение отведать мюсли собственного производства у меня не вызвало ничего, кроме отвращения. Через полчаса я таки выкарабкался из палатки промочить горло. Вокруг - какая-то возня, какие-то люди ходят по верхней площадке, суетятся все. Боги! Где я... Предо мной возникает огромная фигура, осколок мрака долгих сумерек, протягивает руку.
  - Ты, должно быть, Арсений?
  - Я...
  - Я - Женя! - И фигура сумерками ичезает.
  Лезу в палатку. Пусть сквозь мигрень этой ночи меня плавно укачивает тошнотворная дрёма.
  34,65км - асфальт.


День Второй. 30 апреля - Пасха. Кизил-Коба - Перевальное - Ангарский перевал - Эльх-Кая - Пахкал-Кая.

  Наутро головная боль прошла. Я выбрался из палатки, у ручья совершил омовение, а Петя уже снова возится с примусом. По берегам ручья - мелиса, я сжевал несколько сочных стебельков. Прогулялся по лагерю: столько палаток в одном месте я ещё не видел! Да, то, видать, вечером не наснилось, то внатуре Новиков прибыл.
  - Арсений, давай твою овсянку разогрею!
  Вот так Петя! Сохранил мою долю мюслей, не отдал на съедение из них орешков прожорливой Оксане! Они, оказывается, провели всю ночь под палаткой. Посидели с Петей у примуса, он поведал подробности прибытия Новикова. Оказывается, они прибыли около шести вечера, и вместо чтоб прыгнуть в троллейбус, решили разделиться. Одна группа во главе с самим Новиковым немного разгрузилась и покатила своим ходом. Другую группу задавила жаба и она вместо того, чтоб ехать троллейбусом, покатила следом. В Перевальном, на повороте, они созвонились, и на стоянку прибыли вместе. Ещё я узнал о приключениях фокстерьерчика: вечерком он откуда-то прибежал, вся борода в крови, из морды торчат ежовые иголки, и чего-то жуёт. Сейчас пёсик, как ни в чём не бывало, игрался с бутылкой из-под портвейна, и заливисто на неё гавкал. Да, собачка явно не онемела от негуманного отношения, и даже неплохо себя чувствует! Ещё я сделал вывод, что вечером была попойка.
  Слазил на гору, что к северу от стоянки замыкает долину. Наверху - красивый вид, густая сочная трава и лёгкий ветер.
00000004.jpg 000000041.jpg 00000008.jpg   После завтрака долго собирались. Я ещё раз подивился на обилие палаток: 5 на холмике и 2 у ручья - моя и Петина. Их количество напомнило эпизод из истории Древнего Рима, когда римляне, чувствуя численное превосходство неприятеля, ставили в лагере больше палаток, чем было необходимо. Естественно, отряд очень долго собирался, я в том числе. Особое неудобство в моей экипировке доставляло крепление велосумки к багажнику. Может, их и не надо на ночь снимать?
  Вскоре мы покатили в сторону Красных пещер. Проехав недалеко по грунтовке, остановились возле речки. Здесь побросали велики, пошли купаться. То есть все искупались, а я только воду понюхал: не-а, холодная! Затем стали гадать, кто пойдёт пещеру смотреть, а кто останется байки караулить. Поначалу я вызвался караульным, но любопытство взяло верх, и вместо меня остались Женя и Сергей.
00000012.jpg   Путь к пещерам для байка, можно сказать, непроходимый, в некоторых местах трудно и пешком пройти. Тем не менее пещеры оказались хорошо оборудованы, и посетителя ещё издали встречает рёв компрессора. Наверное, сюда есть проход и даже проезд сверху. Интересно, а можно ли с этого вероятного проезда въехать на Долгоруковку?
  У входа - очередь, выясняем, что вход стоит 6 гривен. Конечно, с деньгами далеко не все, одалживаемся друг у друга. Я - у Пети, Петя - ещё у кого-то. В результате неразберихи нам сначала недодают 1 комплект билетов, затем вручают ещё и лишний. Да, и ещё не все взяли тёплые шмотки. Я - вовсе в тонкой футболке и велотреках, натягиваю шляпу на уши.
00000014.jpg   Экскурсия, как кому, мне понравилась. Таинственный лабиринт, электрическая подсветка из неожиданных мест, грохот пещерной реки, удивительные по красоте залы. Дядька-экскурсовод при этом уверял, что эти залы сильно попорчены туристами, и что там, за сифоном - вон, откуда речка вытекает - вообще обалдеть. Приезжайте, мол, за умеренную плату мы устроим вам экскурсию туда! И ещё меня поразило то, что я не успел замёрзнуть, видимо, хорошо работает вентиляция.
  Вот и снова цвет солнца, тепла и птичьих трелей! Нет, не хочу я быть спелеологом, мне слишком дорого небо! Вот мы снова на речке - эта речка, пройдя под сводами пещер, бьёт водопадом прямо из скалы. Собираемся, нам ещё долгий путь. Тут была встреча. Некий дядька, лет за сорок, испросил, не с Велосити ли мы? Так мы встретились со Зверозубом - Игорем Русановым. Много он интересных вещей нам поведал. Он, оказывается, участвовал в съёмках сериала про бравого солдата Шарпа. Для меня было огромной новостью, что фильм был снят не где-нибудь в Испании, а под Бахчисараем. 00000011.jpg Зверозуб поставлял, как я понял, для съёмочного табуна корм, и на том здорово поднялся. Рассказал он про полигон к юго-востоку от Перевального, как он катал на тележке для мишеней. Его сайт - www.chat.ru/~zverozub. Ничего утешительного на счёт подъёма на Долгоруковскую яйлу отсюда не подсказал, мы продолжили путь.
00000015.jpg   И вот толпа байкеров - никогда прежде я не ехал в такой тусовке! - катит под водительством Новикова. Не совсем понимаю, зачем, Женя свернул куда-то к югу с дороги, вся толпа ломанулась по сочной мягкой траве за ним. Мы мчались по лёгкому уклону, один за одним проскочили по узкой тропке сквозь кусты и очутились на красивой поляне. Пикантный момент заключался в том, что на поляне уютно разместилась компания, а выехать оттуда можно было только по упомянутой тропе. И вот 12 (двенадцать) байкеров с хохотом наматывают круги вокруг мирно отдыхающих мажоров, а затем, как прикатили, так и один за другим нырнули обратно в кусты. Интересно, а как мы выглядели? По-идиотски, наверное, но прикольно.
  Наконец мы выкатили таки на дорогу, перейдя в брод ручей, немного ждали Сергея Туриста, и вот мы снова в походном порядке катим в сторону Ангарского перевала. Группа растянулась на полкилометра, мы с Женей едем замыкающими. Разговорились. Женя из тех людей, что меняют круглый руль на прямой. Оказывается, он влетел в конце прошлого года в сосну, получил перелом основания черепа.
  - Если мой хирург узнает, что я снова на велосипеде катаю, он меня скальпелем зарежет.
  Ещё он рассказывал о своих путешествиях в прошлом году, когда их группа забрела в какие-то дебри на подходе к Караби. И ещё как-то в Симфе с него содрали 400 гривен за нож, который ещё и отобрали. В общем, благодаря сей содержательной беседе мы совсем потеряли темп и даже отстали, но это не страшно, главное - вовремя назвать себя Замыкающим. Женя обратил внимание, что на подъёме, где можно, надо использовать более быстрые звёзды, так и скорость выше, и усталости меньше. Да, его восьмая звёздочка отдыхает редко, стоит выехать на ровное место!
00000016.jpg   Как-то скоро мы оказались на перевале, я даже удивился. Ещё один сюрприз: пост ГАИ, победно господствующий и кормящий своих обитателей, заколдочен! Вот так на! А помнится, помог он мне стопануть в 98-м году тачку в довольно критической ситуации.
  Народ пристроился у обочины. У Оли прокол. Тут мы долго фотографировались и пытались дозвониться по мобилам. Да, серьёзно народ укомплектован! Выяснили, что связь есть только метрах в ста к югу от перевала. Туда съездил и я, посмотреть на море, но то спряталось за поворотом.
00000018.jpg   Снова в путь, но теперь - грунтовка. Веду народ, сначала верхом, затем пришлось спешиться. Разбитая колея, круто вползающая на склон - всё, теперь пешеходам фора. А уж пешеходов - тьма! И смотрят на нас, как на дибилов, мол - одних рюкзаков мало, так надо в ручную кладь байк добавить! И объясни им, кто прав! А может, они... иногда - ровное место, мы нагоняем туристов, но по большей части - подъём, и тогда рюкзачники нас запросто обгоняют. Скоро спуски закончились, мы поднимаемся по сыпучей рыхлой земле. Дорога превратилась в тропинку, не всегда удобную даже для пешехода. Ноги скользят, вести ровер всё трудней. Кто уже затащил, помогает отставшим. Во главе отряда - самые выносливые, ну и я пыхчу в меру сил. Впереди меня - крепкий парень среднего роста с "Туристом" - Бажен, и, конечно, Петя. Вот, блин, спортсмены!
00000019.jpg   Как-то незаметно влезли мы на Эльх-Кая. Вообще-то я собирался вести ребят тем маршрутом, каким шёл в апреле 99-го, через поляну МАН, и там встать лагерем у истоков Демерджи. Но пропустил поворот дороги - Петя с Баженом, как танки, уже прутся на Эльх-Кая. Да, год назад я был тут... пешком, и пожалел, что стал продираться сквозь шиповник и ежевику.
00000021.jpg   - Поворачиваем налево! - Спуск по неуловимой в густой листве и камнях тропе, навстречу - компания топтунов.
  - Мы там не прошли, с нами дети...
  Идём, точнее, карабкаемся через камни и брёвна, теряем и снова находим тропу. Фокстерьеру - раздолье, роется в снегу, что остался в глубокой расщелине. В этом месте байки пришлось таскать вдвоём или втроём. Комары. Взял у Сергея Туриста палатку.
00000024.jpg 000000251.jpg 00000025.jpg   18:45 Покатый склон Пахкал-Кая, по тропе среди густой прошлогодней травы можно ехать. Справа - красные сосны подставили северо-западному ветру западного солнца нагие рёбра.
  - Арсений, я всё понимаю, ты любишь трудности - Новиков смотрит на рюкзак на моём горбе - там хоть стоянка нормальная?
00000026.jpg   - Палатки поставить можно. Женя, в прошлом году у тебя "местами пятая категория" была! - Намекаю на одно из описаний Жениных путешествий.
  - Вода там хоть есть?
  - Год назад была... немного, но была.
00000027.jpg   Солнце скрылось за гребнем Пахкал-Кая, мы устроили лагерь на краю сосновой посадки. Среди сосен некая компания жарила шашлыки. Сходил за водой - из родника еле вытекает небольшая лужица воды; пока набирали, припёрлась компания гопниковатых подростков и дедуля с двумя киндерами - и все требуют воду, и все лезут без очереди. Я не успокоился, пока не вычерпал из каламутной лужи половину её содержимого.
  Поставили палатки, их оказалось, как и вчера, слишком много. Я напросился в палатку к Новикову, свою я так до конца путешествия ни разу не доставал из чехла, и использовал её в качестве подушки. Надо отдать должное
  Довольно прохладный вечер мы согревали походным ужином из макарон с консервой и неизмеримо долгими разговорами на околотуристские темы. Я напялил моргалку на шляпу - довольно удобно! Новиков добыл баллон кемпинг-газа, прикрутил сверху какую-то прибамбасину, напялил на неё непонятный лоскутик, зажёг - и вся поляна озарилась столь ярким светом, что поблек костёр. Конечно, я и не подал виду, что впервые узнал о такой штуке, потом подробно расспросил Новикова о ней.
  30.05: ср. ск. - 10,9 дист - 19,7 вр. 1:47 (Кизил-Коба - Ангарский пер. - асф - Эльх-Кая - Пахкал-кая - тропы)


  День Третий. 1 мая - Пахкал-Кая - Седловина Демерджи - Джурла - Тирке - Генеральское - Солнечногорское.

00000029.jpg   Утро. Обсуждение маршрута. Предлагаю подняться на яйлу, ехать по ней в сторону Тирке и спуститься к Джур-Джур. При одном взгляде на бугор Северной Демерджи в народе возникает ропот, и мы движемся в сторону Джурлы. Спуск на поляну МАН, дичайший даунхилл. 10:30 На поляне - стойбище палаток, костры, туристы... Один из туристов рисует мне в блокноте схему этого места; туда помещается и Фуна, и Хаос, и Долина 000000331.jpg 00000035.jpg 000000351.jpg 00000037.jpg Привидений. В быстром темпе пролетаем по страшным тропам, изрезанным оврагами и ручьями, перетаскивая через них байки. Скатываюсь на лавандовое поле, постепенно 00000036.jpg за мной подтягивается народ. Грохот, лязг, нечто жёлтое и страшное выскакивает синими ободами на поле и несётся вниз по камням; метров за сорок ЭТО подскакивает и сбрасывает с себя Петю. Тот летит головой вперёд, приземляясь точно среди каменных черепов.
00000039.jpg   Поворот на Лучистое, общественность игнорирует моё предложение ехать к Долине Привидений. Оксана особенно настаивает на водопаде, мол, веди нас туда. Проезжаем небольшое озерцо, его я никогда прежде не видел и на карте его нет. Подъём на седловину Демерджи, палящее солнце, частый отдых в редких тенях высёрбывает воду. Наконец - буковый лес, мы толкаем байки мимо фонтана. Здесь я прозреваю: вокруг воды 000000410.jpg собралось душ сорок детей подросткового вида с несколькими наставниками и родителями, и все жаждут утолить жажду. Вот и седловина, огромное количество народа ходит группами, поодиночке, ордами и просто сидит на рюкзаках и что-то точит. Завязываю шнурок на столбе, припоминая то время, когда я впервые здесь оказался.
  Спуск к Джурле, идея подниматься на Тирке окончательно игнорируется. Располагаемся в сосняке, до водопада - метров сто. Идём купаться, я прозреваю от всеобщего и поголовного нудизма. Пытаюсь присоединиться, в ледяной воде невозможно 000000422.jpg 00000044.jpg 000000441.jpg провести и минуты, остаётся с завистью смотреть на Новикова, который встал с головой под водопад. А водопад просто замечательный! Верхний спад, метров пять, 000000482.jpg падает в красивую ванну, и оттуда с трёхметровой высоты наполняет нижний, более широкий и глубокий бассейн.
  На Джур-Джуре задержались часа на три, и вот мы снова в сёдлах, спускаемся в сторону Генеральского. В сёдлах, наверное, слишком сильно сказано, чаще приходилось спешиваться и перетаскивать байки через многочисленные бугры, стволы и корни деревьев. Иногда среди густого букового леса появляется просвет, через который видно море; местами яйла нависает над тропой, и видны её серые травы поверх белых 000000483.jpg 000000491.jpg 000000493.jpg гребней. Наконец тропа превращается в грунтовку, мы с радостью влезаем в сёдла. Вот так даунхилл! Грунтовка, размытая дождями, с резкими поворотами и крутым уклоном; колёса то и дело соскальзывают в дождевые рытвины, иногда глубиной в полметра, с полувысохшими лужами на дне. Смотрю на Сергея Туриста, и как он на своих лысеньких трубках здесь проезжает?!
  Навстречу группа туристов. О-па, знакомые лица! Второй курс ДИСИ! Похоже, меня они не признают, но обращаются ко мне:
  - Далеко до воды?
  - Вода? Минут двадцать назад была... Это... километрах в пяти... часа за полтора дойдёте.
00000054.jpg   Спуск становится пологим, вот уже в просветы меж деревьев видны далёкие домики Генеральского. Вскоре мы уже стоим перед бродом через речку - бетонные плиты 00000053.jpg дороги служат ей дном, быстрый поток в некоторых местах достигает полуметра в глубину. Петя - первый бросается напролом сквозь воду - разгоняется и - вот он уже на том берегу. За ним - Томагавки, и - ну надо ж, а я собирался переносить байк на горбе - и я! Понравилось, вернулся на тот берег, и снова - по воде!
  Конец дня. Курбатов с Баженом остаются стеречь байки, мы топаем к Джур-Джуру пешком. Бетонная дорога вдоль речки заканчивается шлагбаумом с кирпичной будкой при нём, сетчатые заборы не пускают обойти это неподобство. Конечно, ни у кого нет ни денег, ни тем более документов. Нас пропускают... бесплатно. Тропа над речкой, затягивать байки здесь было б довольно трудно. Множество стойбищ, и несколько палаток с кочевниками вокруг. Вокруг всё вытоптано, а с краю тропы предприимчивый 000000514.jpg татарин торгует шашлыком и вином. Наконец - сначала шум реки усиливается и - вот он - Водопад! Меж вековых буков, тянущихся к закату, ярко-белый шум воды низвергается со скал, разбиваясь о тёмную прозрачность воды. Народ во главе с Новиковым попрыгал по камням на другую сторону купаться.
00000055.jpg 00000056.jpg   Спуск от Генеральского к морю - отличная, совершенно пустая асфальтовая дорога. Нет, не совсем пустая - навстречу поднимаются, обливаясь потом, велосипедисты. Байки у всех наворочанные, одежда спортивная, шлемы, на выносках рулей - баллоны... остановился, поболтал с одним из путешественников. Из Москвы, мужику лет под сорок, пот дождём стекает со вздувшейся на лбу вены. Спросил что-то насчёт стоянки с водой.
  Дорога мчала нас по пологому спуску, разгоняя до пятидесяти - шестидесяти километров. Я старался не отстать от Томагавков, что не было просто: рюкзак на спине не только сместил вверх центр тяжести, но и сильно тормозил о воздух, что хлестал ленты ремней за спиной. Восьмикилометровый бросок - и к сумеркам мы на пустынном берегу моря в Солнечногорске. Нашествие на ближайшую кафешку, где не проснувшиеся после зимней спячки туземцы глазами продали нам остатки с прошлого года соломки, шоколада и соков. В это время Новиков с Петей осмотрели пляж в поисках места для ночлега. Поездка по долгому галечному пляжу. К западу, где заканчивается набережная и начинаются скалы, организовали стоянку. Под солнцем Новиковского фонаря поставили палатки, на Петином примусе сготовили еду. За водой мотался Сергей Турист, привезя заодно и полтора литра молока. Байки связали с особой тщательностью, а тёплый вечер располагал к ночёвке под открытым небом. Купание в море решено было отложить до утра - вода ещё не прогрелась.
  1.05: дист - 22,9 время - 2.11 ср. ск. - 9,8 (Пахкал-Кая - Седловина Демерджи - Джурла - Тирке - Генеральское - тропы - Солнечногорское - асф.)


  Четвёртый день 2. мая (Солнечногорское - Алушта - Изобильное)

00000057.jpg   Утро накрыло берег грозой. Громы доносились с востока, к нам долетело несколько моросящих дождиков. Пока Новиков делал записи у себя в ноутбуке, я прогулялся по берегу. Похоже, из всех, кто собирался спать на камнях под открытым небом, свою идею осуществил только Петя. И сейчас он возился с примусом, изготовляя ЧАЙ, а рань была - около семи. Сергей Турист правит колесо. Бажен с Сашей привезли еду - консервированную кукурузу и сгущёнку в стеклянных банках. Полоскаться в море с перспективой дождевого душа желания не появилось, и в одиннадцать часов мы отчалили. Проехав по стёклам на набережной, у Сергея Туриста возникли проблемы с трубками. Затем, возле магазина, где мы затаривались Кока-колой, обнаружился 00000059.jpg прокол у Оли и у меня. Так, убив ещё час, мы отправились в Алушту. Трасса - красотища! Только автомобилисты, хоть и редкие, но довольно наглые. Неяркое солнце иногда пробивалось из-за низких туч, заливая апельсином облака на Демерджи. Дорога, то поднимаясь, то падая, постепенно приближала нас к Кузнецу. Пара ответвлений в сторону санаториев на побережье, бесконечные повороты вдоль одной горизонтали; на подъёме скорость - 8 - 10, 50 на спуске... только свист в ушах. Снова стараюсь следовать за Томагавками, это не трудно: Сергей подстраивается под темп Оли. Впереди - ещё одна группа велотуристов - и снова из Москвы. Караван растянулся, это начинает меня колбасить, особенно когда вижу передовую группу на соседнем склоне, в километре от себя. Перестраиваюсь замыкающим. Проезжаем Демерджи, сплошь укутанную облаками, здесь устраиваем привал, поджидаем отстающих, отдыхаем. Спуск в Алушту.
00000060.jpg 00000061.jpg 00000062.jpg   На троллейбусной станции ставим байки, разбредаемся. Новиков ищет карту, вроде той, что у меня - километровка ЮБК, и даже находит её. Я пользуюсь его чип-картой, звоню домой с автомата на набережной. Возвращаюсь на троллейбусную станцию - опа, снова знакомые лица! Наташа Головченко, Ваня Богданов, Холодова...
  Вместо, чтоб затариться жратвой и ехать на Изобильное, народ нападает на захудалую столовку. Описать такое? Нет, это надо было видеть! Вваливаются в зал, платим чего-то в кассу, кассирша что-то каждому выписывает на клочке бумаги. С этими клочками ломимся к раздаточному столу, и тут выясняется: это не сварено, то не изжарено, а за этим вообще надо на базар топать. Я спокойно высербал борщ, тем временем подоспели пельмени, а вот картошку пришлось ждать.
  - Так, а где мои пельмени?! - Петя под личиной требовательности явно скрывает какую-то хитрость. Тётка по ту сторону прилавка засуетилась, выдала пельмени.
  - Я заказывал двойную порцию пельменей! - Петя получает ещё еду, я забираю наконец-то купленную на базаре, почищенную и изжаренную картошку.
  - Петя, а ты картошку не заказывал?
  - Ага, надо ещё и картошечку пойти взять. На шару всё-таки...
  Обожравшись, у меня пропал всякий спортивно-туристический интерес, и я с завистью смотрел, как отправляется домой Курбатов. К террасе, где я задумчиво смотрю на никак не заканчивающиеся пельмени, подходит спортивного вида дядя.
  - Привет! Вы откуда?
  - В основном из Киева. Я из Днепра.
  - Из Днепра?! А я из Днепродзержинска! Юра. Вижу, ты увлекаешься велотуризмом... Присоединяйся к нам! В конце мая Днепродзержинский велоклуб организует поездку. 2-я категория, 300 км, вдоль Орели! - Юра вручает мне листик с координатами велоклуба.
  Мы посидели ещё с полчаса на террасе кафе и покатили.
  Заняв место в авангарде, я вырвался вперёд на несколько сотен метров и въехал к управлению Заповедника. Объехал кругом, стучась во все закрытые двери. Внутри оказался только сторож, который посоветовал подождать до завтрашнего утра. Выехал на дорогу - и никого нет! Вот Ё-моЁ, я для них пропуска ищу, а они линяют в неизвестном направлении! Матерюсь на пол-Алушты, аж троллейбус отшатывается! Мечусь вверх-вниз по шоссе - ну откуда они знают, где поворот на Изобильное?! Через пятнадцать минут с этого самого поворота появляется Новиков с Сергеем Томагавком. Высказываем друг другу взаимное "Фе".
  - Мне местные сказали ехать через Изобильное, там на кордоне за зелёным забором пропуска продают.
  - Женя, - указываю на четырёхэтажное здание за высокими кипарисами, - пропуска выдают ТАМ! И ещё в Ялте!
  - Мне местные сказали!
  - А мне - главный лесничий!
  - Ты взял?
  - Нет. Завтра с утра.
  - Хорошо. Тогда где стоянку устроим? Только вода нужна.
  - Вверх по течению от водохранилища. Там речка есть.
  Новиков перестраивается в авангард, я качу замыкающим. На первом подъёме в изобильном он скрывается за поворотом. Оттуда доносится хор десятка собачьих глоток, который резко обрывается, сменяясь хохотом. Подкатываю ближе - улепётывающие шавки скрываются за заборами, спешившийся народ хохочет им вслед.
  - Только Новиков повернул, на него бросилась целая свора собак. Тот покатил прямо на них и всех прогнал!
  После неудачной попытки проехать по дамбе водохранилища (не пустили) мы выехали из Изобильного и за столбиком 8/52 съехали к берегу речки. Через быстрый поток, выложенный в этом месте бетонными плитами, перекинут капитальный пешеходный мост; на левом берегу стоит белый домик сортирного назначения. С обеих сторон речки - отличные места для стоянки: ровные лужайки, окружённые густым буковым лесом. Лужайки, правда, при ближайшем рассмотрении оказались подпорченными коровами, и 00000063.jpg пришлось немного повозиться, чтоб накрыть эти места камнями. В темноте поставили палатки, сготовили еду. Петя порадовал нас купанием, точнее, в темноте, набирая воду, он слетел в речку. Под шум быстрой воды согревали холод звёзд весёлыми историями. Серёга Томагавк поведал несколько историй о Фокстерьерчике, как тот чуть не загрыз французского бульдога. Новиков рассказывал чего-то про окорочка на Форосе, у меня была припасена история про банку сгущенки, утопшей в Ворскле... Ясная ночь сменила пасмурный день.
  2.05: дист - 38,46; время - 3:02; ср. ск. - 12,5 (Солнечногорское - Алушта - Изобильное)


Пятый день 3 мая (Изобильное - Ялта)
 

  Рано утром нас будит Петя. И что человека так подрывает в 6:50 утра? Выдали ему котлы и ножёвку, спрятанные под Новиковской палаткой, и послали... пить чай; сами дрыхнем ещё часа два. Глеб с Юлей и Лёша собираются и отчаливают домой. По тропинке вдоль речки прикатывают местные мальчишки на сельских велосипедиках, и скрываются в буковом лесу по тропе в сторону Бабугана. Едем в Алушту, у Заповедника прощаемся. Покупаю проуска (по 5 гр.), прошу тётку передать привет Николаю Степановичу. На рынке у Автовокзала закупаю 00000065.jpg сушку и Пепси-Колу. На обратном пути в Изобильном покупаю 3 л молока - симпатичный домик с огородом террасами и инжирами. Возвращаюсь в 10:15 - народ уже собрался, только мой завтрак оставили, торопят. Съедаю гречку с тушёнкой, долго собираюсь - велосумка упрямится. В полодиннадцатого выступаем.
  За Розовым меня немного глючит и я по ошибке сворачиваю к огромным доминам за забором. Объясняюсь с толстым усатым мужиком, он тащится метров сто к основной группе, чтоб убедиться в наличии у нас пропусков. Подъезжаем к первому кордону (точнее, он не Первый, номер просто не знаю), там ещё шлагбаум. Как и в прошлом году, покупаем молоко, поскольку то, что я купил в Изобильном, было выпито ещё за завтраком, даже тот литр, что должен был ехать у меня во флягодержателе. Пока тётка ходила за 00000067.jpg банками, на нас набросилась свора собак. Неизвестно каким образом освободившийся от поводка Бой моментально бросился в атаку, сразу обратил всех врагов в бегство, и Сергею с Олей пришлось наматывать круги вокруг дома, стараясь спасти шавок. Здесь я так же демонстрировал пропуска, хотя, похоже, от нас это не особо требовали.
00000071.jpg   Возле Монастыря Бой снова атакует, на этот раз - кошку, которая спасается на дереве. Ещё пёсик раз учудил - на столбик лаял. Неизвестно, что так возмутило фокстерьерную душу, наверное, чёрная полоска на сером бетоне.
  Только один автомобиль - старый "Жигуль" с тётками- паломницами нас обогнал; через некоторое время он уже ехал в обратную сторону. Впереди, очевидно, дорога ещё не освободилась от снега.
00000068.jpg 00000073.jpg 00000075.jpg   Подъём на Чучельский перевал. Огромные буки над дорогой, чуть подёрнутые свежей весёлой листвой. Ласковое солнце на по крымскому синем небе, глубокие ущелья и белые скалы. Серпантин в этот раз совершенно не утомляет, совершенно не выкладываюсь. Проезжаем ворота в скалах, буковый лес сменяется сосновым. Поворот на 000000751.jpg Бахчисарай, столбик 27/33. Навстречу катят две байкерши - тётка лет за тридцать с дочкой на роскошных байках. В разговоре выясняем, что тут - горнолыжный курорт, и что они вчера катались на сноубордах по склонам Бабугана. Немного дальше нас нагоняет мужичок на шоссейнике. Беседуем. Юра - жилистый, даже тощий дядьдка лет за сорок, ростом с Петю. Его вел - чистейших кровей шоссейник, под пылью дороги уже не разглядеть названия. На руле - "Сигма".
  - Восемнадцатую сотню за последний месяц докручиваю! - и точно, на "Сигме" 1789 - А за сегодня я проехал... от Симферополя.
  Далее Юра рассказал, как он провёл весь апрель на дорогах Крыма, причём не только на побережья. Проезжая за день по две-три сотни, он прокладывал маршрут вроде: Симферополь - Белогорск - Приветное - Рыбачье - Алушта - Ангарский перевал   - Симферополь. Сегодня он собрался ночевать в Ялте у знакомой тётки.
  - Хотите, телефон дам, она вас на ночь устроит?
  - Конечно! Только нас 8.
  - Там поместятся хоть 20!
  Я записал телефон этой самой Валентины, и Юра почесал дальше.
00000076.jpg   За Чучельским перевалом наш караван сильно растянулся. Из-за бесед я сильно отстал, и меня ждали под кордоном "Роман Кош". Именно здесь я предложил остановиться на ночь, а с утра подняться на Вершину.
  - Ведь вы не были на Роман Коше?
00000078.jpg   - Были. - Это сказала Оксана, никогда в походы не ходившая.
  Оставив народ решать, зашёл на кордон. Поздоровался с Алексеем, его борода всё так же благообразно смотрит на вершины. Разжился у него двумя литрами молока, поговорил.
  - ... а зима у нас наступила в середине января. Так, иногда заморозки...
000000781.jpg   Алексей подарил мне разбитый велокомпьютер "КетАй", и я присоединился к киевлянам. Спутники тем временем уже всё решили и торопили. Женя очень хотел добраться в Форос, где его подруга лазит по скалам. Закатное солнце унынием холода скользило по серой шерсти холмов, иногда блестя языками снега. Мы проехали Гурзуфское седло, и никто не захотел заехать на Беседку Ветров. По дороге встретил семейство 00000080.jpg 00000081.jpg 000000821.jpg топтунов, как выяснилось, земляков. Как же я им позавидовал, ведь они остаются сегодня на яйле! Растопят снег, посмотрят на близкие, хоть и холодные звёзды, пройдутся под их сияньем по равнине, чтоб заглянуть на отблеск огней побережья.
000000840.jpg 00000085.jpg   Перед Никитским перевалом язык снега перекрыл дорогу. Пришлось спешится и нести байки на себе. Опасный момент: скользкие кроссовки на подтаявшем твёрдом насте могут сбросить далеко вниз по покатому ледяному склону любого неосторожного путешественника. Никитский перевал, нет, не захотел никто завтра катить по Ялтинской яйле! Спуск в Ялту, по неочищенной от нападавших за зиму на асфальт камней, веток и даже брёвен дороге. Обогнали компанию на байках из Москвы. Руки замерзают на ледяном ветру, Сергей Томагавк придумал на них одевать носки. Особо продвинутые, вроде Пети, едут в перчатках. За каких-то двадцать минут мы спустились в Ялту. Первым вестником цивилизации был "Жигуль", выехавший прямо на меня из-за поворота. Одновременно с его появлением у себя перед носом слышу Петю: "Машина!" и уворачиваюсь от бампера влево на камни и ветки под вертикальным откосом.
  С Ялтинского Автовокзала Новиков по мобиле вызванивает Валентину, вскоре появляется Юра на своём шоссейнике и препровождает нас куда-то в недра города. Включаем моргалки. Под домом, возле турника, замёрзшие и голодные, мы ждём, когда найдут ключи от конуры. Наконец через полчаса мы дефилируем через несколько дворов к 00000087.jpg полуподвальному помещению, в котором некогда была аптека. Сейчас подобные учреждения за ненадобностью передаются из муниципальной собственности гражданам, вот только за какие заслуги, я так и не понял. Теперь это уже не аптека, разломанные стены и ободранный кафель обнажили кустарную суть совковой отделочной стройиндустрии. Огромные мойки, некоторыми даже можно пользоваться; кран с еле капающей холодной водой; унитаз - все нехитрые удобства. Мы закатили байки в помещение без окон с огромной железной на штурвале дверью; назначение такого сейфа в аптеке для меня осталось загадкой. Добыли помывочно - постирочные принадлежности, мы закрыли упомянутую дверь, связав штурвал на ней велозамком.
  Поход на набережную, где в кафе "Театральное" Новиков заявил "Угощаю!" Я посмотрел меню, и аппетит, и даже голод куда-то пропали. Стребовал ключ от конуры и удалился. На велокомпьютере, что взял я с собой в качестве часов, было начало двенадцатого. Прогулялся по набережной, за пятёрку купил пиццу и "Пепси"; глядя на спокойную гладь моря я насладился скромным пиром. Первой пиццы мне показалось мало, и вот тётка-продавщица достаёт мне очередную булку; если та была с СЫРОМ, то эту я взял с ГРИБАМИ. Вообще-то сырная мне нравится больше, но тогда я её не почувствовал. Затем последовала куриная пицца, и, наконец, с пиццей по-корсикански я отправился в первом часу ночи разыскивать конуру. Задача оказалась не столь простой, как я её представил себе сначала; спросив у таксистов улицу Симеизскую, я помощи не получил. Тогда я положился на своё чутьё пространственной ориентации, и быстро продвинулся в район пятиэтажек, что очень похожи были на искомую. Тут меня осенило, что улица, возможно, не Симеизская. Поковырявшись в интуиции, я пришёл к выводу, что улица должна быть Мисхорской, и сразу же проверил это предположение у загулявшей в столь поздний час компании.
  - Подскажите, пожалуйста, где здесь Мисхорская?
  - Мисхорская? Пошли с нами!
  Компания повела меня куда-то, бесконечными лесенками, террасами, садиками и просто улочками кривого лабиринта со звучным названием Ялта. Поскольку нужный номер дома они мне показать затруднились, я был оставлен на произвол судьбы в совершенно непонятном месте. Взяв направление, где примерно должен был оказаться искомый дом, я стал возвращаться. В крайнем случае я мог придти к тому месту, где встретил пьяную компанию и предпринять попытку обнаружить берлогу по приметам либо ждать, когда в ту же сторону отправятся киевляне. При этом крайне нежелательно было попасть в отделение милиции или на мордобой, поскольку ключ от конуры был один. Непонятным образом я обнаружил турник, под которым мы ждали Валентину. Здесь пошло легче, и через каких-то полчаса рысканий (а вдруг пропущу?!) конура была найдена. Оборудовав из листов ДВП в одном из помещений лежбище для по крайней мере шести человек, я устроился скромно с краешку, записал показания одометра и 00000086.jpg предался сну. Не знаю, сколько мне удалось проспать, но вскоре в помещение ввалилась сытая, довольная и помытая толпа и наполнила его криками, вознёй и прочими шумами. Паршивое настроение, преследовавшее меня от Роман Коша и отступившее вместе с голодом после второй пиццы, резко вернулось, особенно когда я узнал, что мои шмотки были оставлены в сауне.
  3.05: дист - 59 (Изобильное - Ялта) время - 5:08; ср. ск. - 11,4


День Последний, 4 мая. Интересен, опять же, в основном Автору. Ялта - Симферополь.

  С утра Новиков с Баженом съездили за жратвой и в сауну забрать мои шмотки. Сауна оказалась закрытой (может, из-за ночных посетителей?). после скромного завтрака мы собрали шмотки и вылезли из конуры. Во дворе я записал координаты каждого из новых знакомых, пожелал им счастливого пути и покатил к Автовокзалу. Троллейбусом доехал до Ангарского перевала, дал рогатому фору, привязывая велосумку, и за час слетел к Симферопольскому вокзалу; держа среднюю скорость не меньше тридцати. Взял билет на ближайший поезд, что идёт через Синельниково. Довольно безумная идея - среди ночи приехать в захолустный городок и 60 км катить по ночным дорогам, чтоб к утру прибыть домой. Всё равно, до отправления ещё около четырёх часов, которые надо провести в Симфере. Безрезультатное посещение общаги КИПКСа. Катаюсь по Салгирке. Парк с меланхолическим настроением и бесконечной длиной.
  4.05: дист. - 62 время - 3:12; ср. ск. 19,3


00000088.jpg   Новиков и Компания благополучно добрались до Севастополя. Живописные скалы Кастропольской стены, парк Фороса и Батилиман... Эх... Из Севастополя Женя звонил мне по мобиле, сообщил, что забрали они таки мои шмотки, и едут в таком-то поезде, встречай, мол. Железнодорожная справочная сообщила, что ближайший к Днепру пункт следования этого поезда - Долинское - в двухстах километрах...

© by Арсений Кононов


  А это просто фотографии участка маршрута Алупка - Оползневое - Форос (ночёвка) - Ласпи (ночёвка) - Гончарное - Севастополь - Киев, который Арсений уже не преодолевал с нами.

00000090.jpg 00000091.jpg 000000911.jpg
00000092.jpg 00000096.jpg 00000100.jpg
00000102.jpg 00000103.jpg 00000107.jpg
00000109.jpg